Лилит Мазикина (gipsylilya) wrote in hold_gold,
Лилит Мазикина
gipsylilya
hold_gold

Categories:

Цыгане Четвёртого Королевства - 2

Утерянная память

В первый вечер среди наших посетителей был один, с которым нас в дальнейшем свела судьба. Высокий статный юноша в дворянском костюме, в сопровождении девушки родом явно из десятого королевства (таких гостей в королевствах я видела три штуки), он отрекомендовался бароном Луцием и сходу согласился съесть наш подозрительный суп из крапивы. Как вы помните, он автоматически стал нам товарищем, и мы за него в дальнейшем бросались в огонь и воду.

Луций рассказал, что «один его товарищ» потерял память и очень хотел бы узнать, как её обрести. Мы потребовали присутствия товарища и часть его тела, и, естественно, оказалось, что товарищ — это Луций и есть. Взяли мы у Луция волосы и отправили за гостинцем и деньгами. Но сначала я станцевала ему и — совершенно случайно, автоматически — поведала ему значение его имени, о котором он, понятное дело, и так знал. Естественно, гость удивился, откуда я знаю язык такой древний, что на нём только свитки зельеваров пишутся. Пришлось срочно придумывать, что я училась у старого аптекаря, который меня жалел, и теперь могу читать и на общем языке, и на древнем. Моя выдумка опять оказалась пророческой.

Утром юный барон вернулся и сообщил нам, что на самом деле, по видимости, является наследным принцем неизвестного ему пока королевства, и очень может быть, что зовут его Орландо.

(К слову сказать, мне очень понравился игрок, отыгрыш его был безупречен: выразителен и естественен одновременно; это же можно сказать о Герцогине, Серебряном Волке, зельеварах Восьмого Королевства, колдуне Эразме и обитателях трактира «Пряничный Домик»).

Гадала наследному принцу дурочка Кайра, на воде с вином, и нагадала:

— Одни люди теряют память, что-то выпив, а другие — обретают её.

Подумав так и этак, мы решили, что надо обратиться к зельеварам. Зельевары были в Первом королевстве — эльфийские, они цыганами не рассматривались по умолчанию, как существа недружественные, и в Восьмом. Я вызвалась проводить принца до Восьмого. Завязала свой товар в шёлковый платочек, навесила на пояс, и пошла.

По пути мы заглянули на турнир волшебников в королевском дворце, чтобы решить, не может ли нам помочь кто-то из магов.

Зельеваров в Восьмом Королевстве мы не нашли, зато заглянули в Лавку Чудес, где я разом сбыла половину товара (включая такие интересные вещи, как сияние света и сверкающая суркана, что бы это ни значило) и попробовали поискать нужное зелье среди их товаров.

Потом я отыскала у гостиницы мага Эразма. Сначала он толковал с одной особой, потом — рассказывал детям о волшебном кукольном театре, спектаклем которого можно снять любое проклятье. Естественно, Кайра подслушала это дело. Наконец, колдун освободился, и к нему подошёл Луций. Поговорив, Эразм предложил отойти в тайное место, чтобы он мог совершить нужное колдунство. Я двинулась с ними, и он тут же спросил:

— А девица, она с нами пойдёт?

— Она всё знает, — твёрдо сказал Луций-Орландо. — Цыгане помогают мне.

— Тогда пойдём с девицей, — резюмировал Эразм. И мы пошли.

Вышли мы на дорогу из королевств. По пути колдун угостил Кайру конфеткой.

— А это взаправдашняя конфета или волшебная? — уточнила Кайра.

— Взаправдашняя, — успокоил Эразм. — Волшебные у меня в другом месте лежат.

И на всякий случай проверил.

— А-а-а… а то меня один волшебник угостил ягодами, а у меня потом все пальцы синие стали. И рот!

— А не черника ли это была? — поинтересовался маг. Дурочка Кайра накуксилась.

Наконец, Эразм решил, что нашёл достаточно укромное место за придорожными кустами, и предложил беспамятному принцу туда пройти.

— Что же, я готов, — ответил принц.

— А девица? — опять уточнил маг.

Девица, в алой юбке и красной шали, сочла, что будет не самым лучшим маскирующим элементом, и предложила посторожить. Колдун и Орландо скрылись в кустах, а я стала прохаживаться по дороге, напевая цыганские песенки и выкрикивая при виде прохожих:

— Гадаем, проклинаем, дорого, эффективно! Руда, камни, серебро, медь!

Большинство просто проходили мимо, но один из прохожих, высокий господин в меховой шапке и с боевым молотом, подозвал цыганочку и предложил чуть-чуть подзаработать. Ему очень не нравились листочки с рекламой Лавки Чудес, расклеенные по королевствам, и он давал пять золотых за то, чтобы я сдирала их везде, где бы ни увидела. Поскольку злое дело мне было нужно, я согласилась. Взяла деньги и вперёд и потом честно сдирала листочки, за что один раз даже была облаяна «собакой» из дома Багряной Розы (рекламка висела на их территории).

Тут, наконец, маг и принц вышли из укрытия.

— А зельевары только что прошли, — сказала я. — Идём к ним?

— Нет, Кайра, дело уже не в зельях, — покачал головой Орландо. — Сейчас мы идём…

— В Четвёртое Королевство, — закончил Эразм.

Но оказались мы почему-то на ярмарке в Первом. Колдун искал там кукол из волшебного театра, а Луций купил мне конфету. Я, конечно, была взрослая девица на выданье, но перед конфетой устоять не могла и просто в неё вгрызлась.

После ярмарки мы все вместе пошли в табор. Вроде бы для того, чтобы решать проблемы Луция, но почему-то в результате Сэйра стала уговаривать колдуна помочь нам снять проклятие. Ушёл колдун в кусты говорить с ветром и сильно, по ходу, ветер озадачил, поскольку изначально вопрос о снятии этого проклятья сюжетом не рассматривался, это была личная инициатива нашей «святой».

Наконец, Эразм объявил нам, что снять проклятье возможно, но очень трудно, потому что оно лежит на всей семье. Ещё до разговора он предлагал разбежаться, перестать быть семьёй, на что мы ему дружно ответили, что для цыган это проклятье ещё страшнее, чем то, что уже есть. Итак, было несколько способов, но все они длинные и трудные. Один из них — волшебный театр, а другие я не запомнила.

Потом мы ещё разок погадали Орландо, но теперь — на крови, потому что вопрос был поважней: мы выясняли, должен ли он убить короля Чёрного Леса. Ответ, на его счастье, был отрицательным. Позже выяснилось, что он наследник не Второго королевства, но Восьмого.

А потом всё заверте…

Орландо где-то бегал, с ним бегал Вайда, потом он вдруг появился в компании обаятельной рыжеволосой дамы из сыска (не той, что нас предупреждала) и свитка, написанного непонятными письменами — уж то ли он вспомнил мой рассказ про аптекаря, то ли в сыске услышали, как я брожу под окнами Багряной Розы с воплем:

— Гадаем, проклинаем, свитки древние читаем!

(Пытаясь выманить их со свитком и хоть глазком посмотреть, что это такое интересное у них объявилось)

— Можете ли вы прочитать этот свиток? — спросила дама из сыска.

— Я не знаю, вот если дочка моя посмотрит, она грамотная, у аптекаря училась, — скороговоркой забормотала Сэйра в своей чудесной рыночной манере. Дама протянула свиток мне. Беглый взгляд показал мне, что это сложный, но вполне решаемый ребус.

— Я могу попробовать, — сказала я. — Если сейчас за десять минут не опознаю язык, то нет, а так, всё может быть. Только мне нужны бумага и перо. Бумага у меня есть…

— Перо есть у меня, — сообщил волшебник в зелёном (видимо, эльфийский), пришедший с Орландо и сыскной дамой. Я взяла у него ручку и углубилась в расшифровку. Через двадцать минут меня стали теребить на предмет того, получается ли у меня.

— Угу, — сказала я. — Вы идите давайте. На свитке писать можно?

— Можно-можно, было бы что писать! — сказали гости и удалились.

Первое, что я определила — точки и запятые, потом буквы Я, Е, Й и Н. Дальше дело немного застопорилось, пока я не нашла интересное слово:

_ _ _ _ Е Я Н _ Й

— У меня есть такое чувство, что это «ЗЛОДЕЯНИЙ», — сказала я Сэйре, обгрызая чужую ручку. — Если они только не написали «ОСМЕЯННЫЙ» через две С и одну Н.

— Давай исходить из того, что у мастеров с русским всё хорошо, — предложила Сэйра.

Таким образом, мы узнали бувы З, Л, О, Д и И, и дальше дело двинулось просто с крейсерской скоростью.

В какой-то момент в таборе показался мастер Скив (если не ошибаюсь) — как раз в тот миг, когда мы хором с Сэйрой и дедушкой, уже даже не обращая особого внимания на составляемый ключ, читали вторую половину свитка.

— Что это вы тут делаете? — поинтересовался мастер.

— Свиток читаем! Не мешай, дорогой, приходи через пять минуточек!

Мастер отошёл, и мы услышали, как он возбуждённо говорит в рацию:

— Тут цыгане уже ползавещания прочитали! Сами!!!

Позже выяснилось, что все, кто получал в руки свитки, пытались или найти свиток-ключ, или расшифровать написанное с помощью заклятий.

В завещании открывалась тайна одного из ключевых предметов игры, Чёрного Ириса. Посовещавшись, мы решили содрать за расшифровку намного больше, чем предполагалось вначале. Пятьдесят золотых и какую-нибудь услугу. А чтобы свиток просто не отобрали, сказать, что он вспыхнул, едва мы его прочли, но мы всё успели запомнить. «Я, Петер, не в силах больше хранить эту тайну…»

Правда, не будет ли пятьдесят золотых слишком мало? То, что для нас, нищих цыган, это огромная сумма, не значит, что она не смешна для других. Мы решили сходить к ювелирам в Первое королевство и прицениться там к вещичкам подороже.

Только мы вошли, приценились, да завели деловой разговор на тему позаклинать им украшения для поднятия их покупательской привлекательности, как вдруг в лавку стучат:

— Королевская стража! Откройте немедленно!

Что такое? В чём дело? Мы открыли дверь. На пороге стоял начальник стражи.

— По указу королевы Золушки, цыгане должны немедленно покинуть Первое королевство и больше никогда в него не возвращаться!

— Что такое? За что несправедливость? Что мы сделали? Где бумага? — заголосили мы, но начальник нас особо и слушать не стал. Указ — устный, вы — пошли вон отсюда в течение десяти секунд, не то будете заколоты.

Мы-то пошли, но наш Вайда! Среди его качеств была Стойкость — он никогда не поддавался угрозам. Прямой и гордый, он остался стоять на пороге лавки и препираться со стражником. Тот уже и клинок потянул. Бросились Сэйра с Кайрой к Вайде, пали перед ним на колени. Не перед силой — перед женской слабостью отступил молодой цыган. Только плюнул под ноги начальнику стражи и проклял его и детей его.

И ушли мы из Первого королевства. А сами решили: просим пятьдесят золотых и волос королевы Золушки. Чтоб ответила за свой указ.

А начальник стражи в тот же день попал в Чёрный лес и там обеспамятел. Просто по очередному чудесному совпадению, безо всякой игротехники.

Пошли мы в Королевский сыск, а рыжей дамы там нет. Начальник сыска заявил, что отвечает за всех работников, и велел говорить с ним. Мы рассказали ему про сгоревший свиток и назначили цену.

— Волос Золушки, — сказал сыскарь, — я вам добыть не добуду. Там особая ситуация. А вот вам моя замена: обещаю вам помочь снять ваше проклятье, если вы мне отдадите свиток.

Сэйра на ладонь плюнула и её сыскарю протягивает:

— Бьём!

Почти не дрогнув лицом, пожал ей начальник сыска руку. И хорошо, что ей, а не дедушке, и без цыганского слова, а то бы нельзя было потом переиграть. А пришлось!

Приходим мы в табор, а там Луций и рыжая. Как там, спрашивают, свиток? Мы про синий пламень, про начальника сыска, а она как рассердится:

— Это не он вам свиток приносил, а я! Мне вам платить, мне вы его расскажите!

— Э, он проклятье с нас обещал снять, а ты сможешь? — резонно спросила Сэйра.

— Я вам обещаю, что всё сделаю, чтобы снять ваше проклятье, — выступил вперёд Орландо.

— А я дам пятьдесят золотых. Но у меня сейчас только тридцать, — сказала рыжая и деньги вынула.

— Давай тридцать и залог, что вернёшь. Давай кровь свою или волос.

Дала рыжая залог, скомандовала Сэйра:

— Неси, Вайда, свиток!

Принёс Руворо свиток.

— Так я и знала, — с облегчением констатировала сыскарка, и они со свитком и Орландо убежали. Напоследок только принц сказал, что ему нужна кровь принцессы Розабеллы. Очень нужна.

— Будет, — сказала я. — Сегодня вечером хотела принцесса Вайду позвать с гитарой, петь во дворце. Да если и не позовёт — будет.

Уже через час я отыскала Орландо на границе Восьмого королевства, с принцем Ансельмом и кем-то ещё, и передала ему бумагу, напитанную кровью. Надпись на бумаге гласила:

«Кровь принцессы Розабеллы. Заверяю. Принцесса Розабелла»

— Благодарю, — сказал Орландо. — Я сейчас ухожу за Чёрным Ирисом. Кайра, скажи, чтоб погадали, как мне победить Снежную Королеву.

— Ага, — сказала я. — Скажу.

И побежала назад.

Вайда как услышал про Чёрный Ирис, подхватился:

— А обещал ведь меня взять! Бери шар, бежим догонять!

Сам он схватил гитару, а я взяла шар, бубен, и мы побежали.

Шар — это чтобы гадать, потому что я по пути забыла, на что надо.

Подбегаем мы к Восьмому королевству, а там на входе здоровенный мужик в мантии, деньги с купцов берёт. И стражница. Леший их знает, чего они там стоят, так что мы на всякий случай мимо быстро-быстро пробежали.

— Эй, — кричат, — таможенный сбор!!!

А мы только ещё пуще припустили.

Должно быть, никогда эти люди не видели, чтобы босая девушка в огроменной юбке бежала вверх по склону по щиколотку в ледяной грязи с такой скоростью. А парень с гитарой наперевес от неё не отставал.

Уж что-что, а очень быстро бегать я умею, и на игре юзала это свойство напропалую.

Добежали мы до города, смотрим — нигде нет нашего принца. Спрашиваем в Лавке Чудес: не видели ли? Нет, говорят, давно не видали.

Только мы вышли да подумывать стали, где же он, как он и появился.

Вайда взял шар и гитару и пошёл с принцем. В пути и погадает, сказал. А меня домой отправил.

Иду я, значит, и вижу издаля, что выход перекрыт шлагбаумом, и ждёт меня там целая толпа людей. А деньги из кошелька я успела для сохранности и на случай приключений Вайде отдать. Приуныла я. И тут поправляю поясок, и нахожу бумажку в два золотых. Ну ладно, думаю, дам сколько есть, глядишь, и отвяжутся.

— Таможенную пошлину не заплатили! — строго говорит мужик в мантии.

— Какое королевство? — спрашивает стражница.

— Четвёртое.

— Два золотых.

Опять совпадение, гляди ты!

С честнейшей рожей вынимаю два золотых и подаю таможеннику:

— Да я ведь и приготовила, просто спешила очень!

В общем, они меня выпустили.

К ночи возвращается Вайда, а с ним заходят две гостьи, меня спрашивают. Зельеварки Восьмого Королевства. Приглашают цыган на свадьбу пойти в Чёрный лес. Я сначала отказалась, а как они ушли, рассказала Вайде. Тот аж подскочил:

— Дура-дурёха, голова пустозвонная, мне же в Чёрный лес и надо, а ты такую возможность прошляпила!

— Ладно, побежим, догоним, а не догоним, так придём да скажем — пригласили, мол. Небось они поручатся, и нас не тронут!

Схватила Сэйра бубен, схватил Вайда гитару, побежали мы втроём.

Пробегали мимо сыска, Руворо туда заскочил. Позвал Луция с рыжей, стал с ними шептаться. Им, вона что, тоже надо было в Чёрном лесу оглядеться. Решили мы их взять под своим прикрытием: кто там этих цыган считает! Им и лгать не надо было, мы сами за них и солжём, и обманем. Орландо только снял меч да плащ запахнул, чтоб доспехов не видать, а рыжая спрятала в мундир жабо и манжеты, да накинули мы ей на плечи мою красную огромную шаль. Нормально!

Пришли в Чёрный лес, а там куча народу стоит перед мостиком каким-то. Мы издаля давай петь-кричать, молодых величать. А нам говорят: стойте да подождите, ещё напоётесь. Встали в кусты, чтоб не сильно отсвечивать, ждём. Народу прибавляется, вроде и наш король там. Вдруг проходит какая-то и руками водит:

— Засыпайте! Заклинаю! Засыпайте! Заклинаю!

Стали мы на землю валиться. А поскольку земля твёрдая и холодная, потихоньку на травку отодвинулись и рядком легли. Орландо нас с рыжей галантно плащом укрыл, ибо холодно. Слышу, Вайда шепчет:

— Кайра, а у меня часом иммунитета на заклятья нету? Может, я не сплю, а притворяюсь?

— Неа, нетути, я спрашивала.

— Эх!

Минут пятнадцать так лежали, чуть не окочурились. Я смотрю: вроде рядом по карманам шарят, не иначе качества вытаскивают. Эх, думаю, сходили на свадебку. Выйдем к себе на похороны. Ничего. Тех подняли и домой отправили, а нас подняли и дальше пригласили.

Надо было идти в темноте, подсвечиваемой снизу зелёными огоньками — типа гнилушками. Это-то было клёво, а вот то, что меня еловые ветки с размаху хлестали по глазам, вот это было ой. Хоть и по зажмуренным векам, а всё равно больно. Другим-то что, им эти ветки где-то по груди проходили, я так думаю. Если бы Вайда не догадался меня взять за руку, я бы леший знает куда убрела, с закрытыми-то глазами. Или осталась на съеденье мертвякам, которые шли за нами и выли.

Пришли мы на свадьбу. Упырь с кем-то живым женился. Женил их Чёрный король. Печальное зрелище. Правда, я его большей частью не видела. Сначала передо мной стоял Орландо, потом меня протащил вперёд Вайда, и я успела немного потаращиться на короля. Но тут мужик из Восьмого королевства, которому реклама Лавки Чудес мешала, переступил, и я опять тупо пялилась в чужую спину.

Потом была пиротехника. Смотрелась очень впечатляюще, но лично мне захотелось тут же ломануться на выход, собрать палатку и уехать в Москву, потому что я довольно хорошо представляю себе, с какой скоростью распространяется пожар в еловом лесу. По счастью, многочасовой ливень накануне неплохо вымочил местную природу, и всё обошлось. Игротехи! Не надо так делать! Не надо пиротехники в лесу! Ладно?

Поскольку смотреть чужую спину мне было скучно, я отвернулась и увидела, что на меня глазеет один из мертвяков. Не удержалась, чтобы не потрясти ему плечиком с кокетливой улыбкой. Никогда не видела таких негодующих упырей.

Потом невеста с женихом пошли на брачное ложе, гости с подарками туда же, а мы пошли наугад по гнилушкам и оказались на выходе из Чёрного Леса. Немного посовещавшись, мы решили, что больше нам на свадьбе делать нечего, и пошли по домам. Пользы от посещения Орландо никакой не оказалось, но сам факт командой положительных персонажей войти в Чёрный Лес и выйти оттуда целыми и невредимыми был приятен.

Я, впрочем, в этом Лесу так переволновалась, что у меня вдруг выскочил густейший цыганский акцент (в жизни я говорю чисто) и продержался примерно сутки.

На этом я потеряла Орландо из виду. Позже узнала, что он решил отказаться от борьбы за трон Снежной Королевы.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments