Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

По умолчанию

Сен-Жерменское предместье

  После описаний кварталов Шоссе д'Антен и Пале-Руаяль представляем вам также развернутое описание Сен-Жерменского предместья!

  Сен-Жерменское предместье, или просто Предместье, – это один из самых старых и самых известных парижских кварталов. С XVIII века здесь живёт французская знать, представители древних дворянских родов. Люди, которым свойственны рыцарственное поведение, изящные манеры и чувство собственного достоинства. Те, кто являлся и до сих пор является образцом для многих парижан.
  В годы Великой Французской Революции квартал опустел: аристократы были либо казнены, либо удалились в эмиграцию, а их имущество было национализировано и пущено с молотка. Но с началом Реставрации французские дворяне начали возвращаться на родину, а вскоре был принят закон о возвращении либо компенсации потерянного во время революции имущества. Таким образом, Сен-Жерменское предместье снова оказалось полностью заселено.
  Конечно, не все дома квартала вернулись во владение старинной аристократии – многие были куплены представителями новой знати, не способной похвастаться родословной, или разбогатевшими буржуа. Однако представители древних дворянских фамилий не считали этих выскочек достойными внимания, игнорировали их балы и приемы и общались не иначе как с ледяной вежливостью. Яркий пример: каких-то три года назад, в январе 1829 года, богатейший банкир Антуан Руа, получивший звание пэра и графский титул от Людовика XVIII, занимавший пост министра финансов, решил устроить большой бал, на который пригласил всю знать Предместья - но к нему пришёл только князь де Полиньяк, имевший вид исследователя в далёкой неизученной стране, полной дикарей и варваров.
  Истинные жители Сен-Жерменского предместья чтят и бережно хранят традиции французского дворянства. В человеке они в первую очередь ценят происхождение, полагая, что благородство крови означает высшее умственное развитие и нравственное превосходство, а должное воспитание усиливает эти качества. Достоинствами дворянина они полагают гордость, доблесть, верность слову и незапятнанную честь.
  В понимании парижан Сен-Жерменское предместье – это не просто несколько улиц, застроенных особняками, но и вырабатывавшийся веками образ жизни. Предместье проникнуто духом славной старины и великих побед прошлого. Оно олицетворяет ту Францию, где власть короля дана от Бога, а каждый человек занимает подобающее ему предначертанное место. Причем, человеком Предместья могут назвать не только аристократа, но и любого приверженца старого порядка – например, слуг, которые делили со своими господами и тяготы изгнания, и возвращение благоденствия, а служить истинно благородным господам почитают за счастье.
  После событий Июльской революции аристократы Сен-Жерменского предместья оказались в оппозиции правительству – ссылаясь на нарушение порядка престолонаследия, они не признают короля Луи-Филиппа, из младшей ветви королевского дома, законным. Истинными владыками Франции они по-прежнему считают представителей старшей ветви Бурбонов, правившей Францией с XVI века. Дворяне из Предместья демонстративно отказались от придворных должностей и порвали знакомство с теми, кто принес присягу новому королю. Придворным праздникам и развлечениям они противопоставляют свои – например, каждое 21 января приверженцы старого порядка собираются в Искупительной часовне на кладбище Пер Лашез, чтобы почтить память Людовика XVI и Марии-Антуанетты.
  Несмотря на такое обособление, обитатели Сен-Жерменского предместья по-прежнему играют значительную роль в общественной, культурной и политической жизни страны. Ведь старинные аристократы издавна были повелителями умов, знатоками этикета и законодателями мод – во многом это справедливо и до сих пор.
По умолчанию

Квартал Шоссе д'Антен

  Представляем развернутое описание квартала Шоссе д'Антен. Надеемся, что оно поможет вам лучше понимать стиль и дух этого квартала.

  Квартал Шоссе д’Антен – один из самых молодых кварталов Парижа, он начал застраиваться только к концу XVIII века. А так как воздвигались там красивые, просторные и дорогие особняки, то селиться в Шоссе д’Антен стали люди, у которых водятся деньги, но нет фамильного жилища в более старых кварталах Парижа. Это были крупные банкиры и промышленники, составившие себе состояние в дни правления Наполеона или в эпоху Реставрации; многие из них за заслуги перед Францией недавно получили дворянский титул. Это были люди, выдвинувшиеся благодаря своему таланту: знаменитые художники, актеры, писатели и прочие любимцы публики. Это были куртизанки, «дамы полусвета» – красивые женщины на содержании у богатых покровителей, окружаемые роскошью; а также и те, что временно не имели покровителя, но надеялись в этом квартале его поймать. Это были, наконец, потомки известных аристократических родов, молодые шалопаи и денди, которые желали ускользнуть от родительского надзора и переезжали туда, где могли на свободе вкусить все радости жизни.
  Неудивительно, что квартал Шоссе д’Антен очень скоро вошел в моду и стал центром притяжения. Преуспевающие дельцы, юристы, журналисты и издатели стремились поселиться в Шоссе д’Антен, ведь дом или контора в этом квартале лучше всяких слов говорили о том, что их владелец занимает высокое положение. Люди искусства слетались туда, где процветают их более удачливые собратья, – ведь как знать, в какой момент и им перепадет щедрых даров Фортуны?
  Эта наполовину деловая, наполовину артистическая среда стала для всего Парижа вторым светским обществом – в отличие от сугубо аристократического общества кварталов Сен-Жермен и Сент-Оноре, куда допускались только представители благородных фамилий, пропуском на балы и рауты обитателей квартала Шоссе д’Антен служили талант, элегантность, известность и стремление к успеху. А рауты, надо сказать, устраивались грандиозные: люди искусства вносили в свои развлечения много остроумной выдумки, а финансисты благодаря своему богатству могли воплотить почти любую пришедшую в голову прихоть. Кроме того, почти все жители Шоссе д’Антен являлись завсегдатаями театров и прочих развлекательных заведений располагавшегося рядом квартала Пале-Руаяль.
  Но веселье и мода – не главное в жизни квартала. Гораздо важнее было то, что именно жители Шоссе д’Антен, добившиеся успеха не благодаря своему происхождению, а благодаря способностям и труду, определяли облик современной Франции. Именно они провозглашали всему миру новые общественно-политические и художественные идеи и обладали достаточной мощью для того, чтобы воплощать их в жизнь.
По умолчанию

Кстати о балах

  Последние дни я, кажется, слышу вокруг себя разговоры только на две темы: о политике и праздниках. Сперва речь шла о празднике 14 февраля, затем о 23 февраля и теперь вот о 8 марта. Ах да, в промежутке еще была масленица. Одни думают о том, какие приготовить подарки и чем порадовать любимых, иные передают друг другу новости о тех, кого забрали на прошлом митинге и ссорятся из-за несогласия по украинскому вопросу.
  После того, как одна знакомая поделились со мной сомнениями, прилично ли ей будет праздновать свой день рождения сейчас, когда в стране такое, я не могла не вспомнить прочитанные недавно материалы по истории Июльской монархии и описание бала в австрийском посольстве во время мятежа 12 мая 1839 года. Секретарь посольства, граф Рудольф Аппоньи, пишет: «мы оказались в затруднительном положении: мы не могли предупредить две тысячи приглашенных об отмене нашего дневного бала, с другой стороны, мы опасались, что никто не приедет. Бал был назначен на два часа дня, однако уже в половине второго, несмотря на то что в городе вовсю шла стрельба, все улицы вокруг посольства были запружены элегантнейшими парижскими экипажами. Лишь самые пугливые дамы приехали к четырем, когда бунт был полностью подавлен».
  Впрочем, мятежам и восстаниям в Париже того времени уже была посвящена колонка; раз так, поговорим сегодня о балах.
  Роскошные придворные празднества, куда могли получить доступ лишь самые знатные и богатые аристократы, при короле Луи-Филиппе отошли в прошлое. Луи-Филипп приглашал на свои приемы депутатов, академиков, богатых буржуа. Мундиры и шитое золотом парадное платье оказались разбавлены скучными черными фраками. Изысканной вкус светских дам такое зрелище оскорбляло: «Может ли бал, куда король пригласил три сотни самых уродливых людей во Франции, пригласил по обязанности и исключительно под тем предлогом, что они представляют страну, не быть чудовищным! Мало того, что эти господа уродливы от природы, они еще и одеты самым безвкусным образом. Что до манер, то они у наших депутатов бесконечно либеральные: один пихается, другой лягается, третий пускает в ход кулаки. Это возмутительно: они ведут себя, как на заседаниях палаты!» - писала Дельфина де Жирарден.
  Collapse )
По умолчанию

Кстати о продажных женщинах

  В конце очерка о гризетках я, помнится, пообещала рассказать также о женщинах, торгующих собой. Сегодня я выполню свое обещание и расскажу вам, что так называемых «жриц любви» в Париже XIX века было великое множество, в разном роде, с различным поведением, за различную цену – в общем, на любой вкус.

Дама на канапе. Худ. К. Гис

  На вершине иерархической лестницы дам легкого поведения стояли содержанки или, как их стали назвать с легкой руки Оноре де Бальзака, куртизанки.
  «Хорошенькие женщины, дорого берущие за прокат своей красоты», – так отзывался о них Бальзак. Они жили на широкую ногу (часто входя ради этого в долги) и подражали великосветским дамам манерами и внешним видом. Куртизанками становились, как правило, молодые девицы из бедных семей, часто – начинающие актрисы или фигурантки из Оперы, которых соблазнил какой-нибудь аристократ или делец; единожды согрешив, эти особы продолжали вести жизнь грешную, зато беззаботную и, чего уж тут скрывать, довольно веселую.
  Автор «Картины Парижа» Эдмон Тексье изображает утро такой дамы: «Она никогда не поднимается раньше десяти утра; два-три часа после пробуждения посвящены тщательному и полному туалету, в тайны которого посвящены только парижанки: благовонная ванна, нежная и благоухающая пена, миндальные притирания, эссенции — в ход идет все без исключения. Банным процедурам предшествует скромный завтрак, состоящий, как правило, из чашечки кофе со сливками или шоколада, а взявши ванну, лоретка беседует с визитерами — друзьями или поклонниками. Следует заметить, что беседы эти она ведет ни в коем случае не сидя, но раскинувшись на диване либо на тигриной шкуре и принимая самые причудливые позы, способные привести в отчаяние всякого художника».
  Collapse )
По умолчанию

Кстати о мятежах и восстаниях

  Я женщинами бойко торговал
  На улицах Москвы и Ленинграда,
  Пока народ кругом митинговал,
  Под танки лез и строил баррикады,

  писал Вадим Степанцов вскоре после событий начала 1990-х. Это выглядело (и выглядит) цинично и грубо, но – увы, – очень жизненно. В эпоху переворотов и глобальных потрясений всегда найдутся люди, которые сумеют поймать в мутной воде золотую рыбку, приносящую поживу. И Париж начала XIX века отнюдь не был в этом смысле исключением. Виктор Гюго упоминает в «Отверженных», что «во время восстания 12 мая 1839 года на улице Сен-Мартен хилый старичок, тащивший увенчанною трехцветной тряпкой ручную тележку, в которой стояли графины с какой-то жидкостью, переходил от баррикады к осаждавшим ее войскам и от войск к баррикаде, услужливо предлагая стаканчик настойки то правительству, то анархии».

Гюстав Брион. Баррикада
(иллюстрация к роману «Отверженные»). Ок. 1864 г.
  Точно так же – и тогда и сейчас – находились люди, которые не замечали происходящих в городе волнений, мятежей, вооруженных столкновений – или же не придавали им значения. Гюго пишет: «Пальба на перекрестке, в пассаже, в тупике. Захватывают, отдают и снова берут баррикады; течет кровь, картечь решетит фасады домов, пули убивают людей в постелях, трупы усеивают мостовые. А пройдя несколько улиц, можно услышать стук бильярдных шаров в кофейнях. Театры открыты, там разыгрываются водевили; любопытные беседуют и смеются в двух шагах от улиц, где торжествует война. Проезжают фиакры, прохожие идут обедать в рестораны, и иногда в тот самый квартал, где сражаются. В 1831 году стрельба была приостановлена, чтобы пропустить свадебный поезд». Великому романисту вторит русский путешественник В.М. Строев, свидетель тех же событий: «Во время самых стычек в соседних улицах образуется гулянье, дамы расхаживают и прислушиваются к ружейным выстрелам. В этом случае, в них действует страсть к зрелищам, к спектаклям…»
  Однако Гюго также отмечает, что «если мятеж приближается и берет верх, хозяин лавки проворно закрывает ее и поспешно напяливает мундир, иначе говоря, спасает свои товары и подвергает опасности самого себя». Почему? Что толкает лавочника, обычного обывателя принять участие в мятеже на той или другой стороне? «Всякий, кто носит в душе тайный бунт против государства, жизни или судьбы, причастен к мятежу, и стоит ему только вспыхнуть, как человек начинает оживать, он чувствует, что его подхватывает вихрь», – пишет Гюго.
  Collapse )
По умолчанию

Кстати о гризетках


Гризетка. Худ. П. Гаварни, 1839.

  Сегодня мой рассказ пойдет о гризетках, о тех особых девушках, которые, по утверждению современников, возможны были только в Париже и нигде больше. Кто же они такие? Это девицы, которые с ранней юности зарабатывали себе на хлеб самостоятельно, жили отдельно от родителей и потому, в отличие от девушек из буржуазных семей или знатных барышень, могли строить жизнь по собственному разумению и вкусу. «Гризетками» их называли из-за серого цвета платьев (французское «grise» означает «серая»), однако не думайте, что гризетка непременно должна была носить серый цвет, как униформу! Они могли надевать и розовые, и синие платья, платья любого цвета, который был бы им к лицу. Но простенькая серая материя была самой дешевой, а дешевизна – не тот аргумент, от которого работающая девушка может так легко отмахнуться.
  Все гризетки были или казались хорошенькими – ведь они были свежи, молоды, одевались опрятно и не без кокетства, отличались неунывающим нравом и умением довольствоваться малым. Многие из них даже имели какое-никакое образование.
  Профессии у гризеток были разные: красильщица, вышивальщица, кожевница, прачка, перчаточница, галантерейщица, цветочница, продавщица игрушек, портниха, белошвейка… Парижский журналист Эрнест Депре подсчитал в 1832 году примерный бюджет гризетки: в среднем она зарабатывает 30 су (полтора франка) в день, что составляет 547 франков 50 сантимов в год. Эти деньги идут на оплату жилья, еды, свечей, угля, воды и прочих жизненно необходимых вещей, но их не хватает на новые наряды и развлечения. А потому, если гризетке хочется развлекаться, в ее жизни, как правило, появляется возлюбленный или покровитель. Ничего удивительного – родительского глаза-то, как было сказано выше, за гризеткой нет!
  Однако будет совершенно неверно числить гризеток по разряду проституток. Collapse )
цыганская мама

Отчет с "1924" или советская Анапа глазами таборной цыганки Ляли Ратуноскири

Оригинал взят у elena_mitsa в Отчет с "1924" или советская Анапа глазами таборной цыганки Ляли Ратуноскири
Вводные и семейный портрет (автору портрета спасибо): Collapse )

Сестра у меня тут нашлась. Пропала еще в Гражданскую, пошла к красным фершалшей, мужа – срам сказать! – бросила, на коне ездила, штаны носила. Совсем расцыганилась, говорили. Ну где это видано, чтоб цыганка на коне скакала, как мужик, и ведь была бы девчонка сопливая – еще ладно, а тут баба замужняя, тьфу! Не по-цыгански это, погано. И ведь отдавали-то ее за хорового, в Москву! Вой кажный вечер в трактире, в золоте ходи, чего ей надо еще было-то?
Ну, пропала и пропала, погоревали. Времена-то неспокойные, вон у Иринки у моей целый табор жениха ее пропал, а ведь выдавать пора, засидится девка. Да Григорий мой Васильич слова своего назад не берет, я, говорит, коней на переправе не меняю. Я уж ему и так, и сяк, и что цыгане косятся, что, мол, раз не выдаем, так мож порченая какая, хорошо, сестер у нее нет, только два брата, а то и тех бы из-за этой истории брать не спешили бы. А муж мне – «Это какие цыгане говорят, бабы что ль языками чешут?» да «цыганка, придержи язык» - и кнут показал. Ну, я молчу, что я поперек мужа-то скажу.
Так вот про сестру. Collapse )
Комментарии:
Болгарами русские цыгане называли румынских кэлдэраров, те в ответ звали их "поляками".
яворо" - мальчик, сынок, "кэ бэнга" - к чертям. И - нет такого слова "чавелла" ;)
Гадже, гаджо, гаджи - нецыгане, нецыган, нецыганка. Вопреки ряду мифов - абсолютно нейтральное название. В разговорной речи русских цыган многие слова могли принимать русифицированную форму.
"Раны" - королева.



И еще - всем огромное спасибо за игру!
Нимфа
  • mirish

От Нины Шараповой -- официальное

                                                               ЗАЯВЛЕНИЕ
                                                 в отдел милиции г. Краснодара
                                  ВРИО нач. милиции следователю А.А. Платонову

                             Я, Шарапова Нина Владимировна, стажер, прошу:

а) В связи со скоропостижной смертью члена детской коммунны г. Краснодара Якова Мендельсона открыть дело об оставлении ребенка в опасности. В случае, если расследование выявит мою вину, прошу наказать меня по всей строгости закона (помимо административных взысканий, наложить которые считаю необходимым независимо от прочего, поскольку проявила халатность, косвенно приведшую к трагическим последствиям).

б) На время расследования отстранить меня от работы в милиции и общественной работы.

в) За героическое содействие работе милиции по выявлению уголовных элементов члена детской коммунны г. Краснодара Григория Жеглова представить к награде, посмертно.


  В связи с просьбой о временном отстранении от служебных обязанностей представляю примерный
               
                                            отчет за период 18.05.1924 года о проделанной работе:



Collapse )

                                                                         ЗАЯВЛЕНИЕ
                                                                              в отдел ОГПУ г. Краснодара
Collapse )
...............................................................................................................................................................................................


О личном и общественном немного позже :)                                                                      






                            

Послеигровое (написано после прочтения топика " Две стороны медали")

Пост был отредактирован под нажимом модератора Надеюсь такой вариант устраивает?

Даже не знаю что отвечать мастерской группе и стоит ли это делать... Уж больно по словам МГ получается всё гладко и хорошо, а критика, так совсем не критика а выпендривание недовольных пафосных и зажравшихся людей, которым не стоит играть в ролевые игры. Отличная отмаза, только вот критику пишут в основном не для самоутверждения и попытки смешать кого либо с говном, не тот случай, всё таки ролевое движение, не забываем. Критику пишут для проведения в последствии работы над ошибками и поднятия качества будущих игр. 

Йолаф, так это старый игрок, поругалсяся в своё время с нормальными командами и прокачивает своё эго на таких вот проектах. Хэл, этот к примеру Ирбис в качестве мастера по АХЧ в подмётки не годиться. Брать мастера по ахч по принципу - большой и недобрый, это по меньшей мере глупо, есть люди с гораздо более серьёзным опытом и они были готовы оказать помощь и один из таких профи даже был на игре, но мастерская команда не готова была не то что бы её принять, даже услышать её была не готова. Фло, отдельная песня про мммм... не про ту тусовку в общем попала, как то так пусть будет. Не первая игра где этот мастер игрокам валит игру, и к сожалению, думается мне не последняя. А девушка то в общем вполне себе и как к человеку претензий совершенно нет. Ли, тут всё хорошо, но тащить на себе мастерку по всему на свете, это полярная лисица. По этому и срывы, нервы и прочие "радости". Есть же чудесное выражение - делегирование полномочий, пользоваться такими вещами надо. А ежели нет таких людей в команде, кто это выражение понимает, так надо менять команду. Подобную игру, по количеству человек мы с тобой Дипломат сделали в пятером, Аллан пару одобных мини проектов сделал командой в 7-8 человек и хорошо сделал, про игры той же МГ Большая Черепаха я вообще молчу. А это я даже не начал перечислять плюсы действительно хороших игр, грамотных и действительно классных МГ. Почему в своё время ЗэБэ стал так крут и мега популярен? Потому, что сплотил вокруг себя хорошую команду и сделал 4 действительно охриненных игры. И народ проникся и попёр, а критики по началу было ой-ой как много, но из неё делали выводы и постоянно повышали качество продукта. А команда была, если не ошибаюсь 12 человек, а игры - тысячники.
Резюмируя всё вышесказанное хотелос бы сказать,  плевать я хотел на коменты не надо комментов и откровенных наездов касательно того, куда и каким образом мне идти с моим постом. Кто критику услышал и воспринял, кто сделал выводы - хорошо. Остальные - увольте и оправданий или наездов совершенно не надо. Так как Оправдания не нужны - нужен вывод и улучшение качества делаемых игр, а Наезды совершенно лишние, кому интересно наехать, милости прошу на личную встречу, в лицо говорить то оно всегда смешнее.
И ещё (как же  не померяться то?), мой скромный игровой опыт с 1997го года, более 30 отыгранных и не менее 10 отмастерённых подсказывает мне, что это была отнюдь не лучшая игра в моей жизни и в первую десятку она не войдёт, но на игры этой МГ (МГ в составе которой я увижу Ли или того же Йолафа) я с удовольствием приеду ещё и ещё. Сюжеты интересные, люди приезжают хорошие (Стая, вы были безумно прекрасны и игроки вокруг нас складывались очень хорошие, спасибо вам всем), а то, что ####################################### и каждый второй жаждет просто "поиграть в мастера" так это всё до поры до времени. И к нам в МО придут хорошие веяния игрового движения.

С уважением, Дарин.

З.Ы. Отдельно извиняюсь перед всеми, кого невольно подставил своим ранним отъездом, не всё в праздники спокойно, форс мажор случился.